Game of Thrones. Win or Die

Объявление

В жизни Элларии было очень, очень много ночей лучше сегодняшней. Хуже, пожалуй, тоже были — но их можно пересчитать по пальцам. «Вот, значит, как выглядит правосудие в Королевской Гавани? Король точно спьяну не перепутал, кто именно будет обвиняемым?» А впрочем, чего ещё можно было ожидать от марионетки Ланнистеров, безмозглого борова, взгромоздившегося на Железный трон, переступив через тела убитых детей?
Читать дальше

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. Win or Die » Сказания о мимолетных приключениях » Тайное и явное [Красный замок - 05.10.298]


Тайное и явное [Красный замок - 05.10.298]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Тайное и явное
«Твой разум — место преступления»
http://s8.uploads.ru/t/EnvHe.gif http://s5.uploads.ru/t/8KUzI.gif

Дата:
05.10.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань, Красный замок

Действующие лица: Джоффри Баратеон, Серсея Ланнистер

Краткое описание: До столицы дошли вести о том, что Бран Старк очнулся.

+2

2

Внутренний двор Красного Замка был полон людей: снующих туда-сюда толстых кухарок, что таскали в своих корзинах снедь для королевского ужина, слуг и конюхов, а впрочем, как их всегда уверенно и без зазрений совести называл Джоффри – всякий сброд. Вот только Пса нигде не было видно, чтоб он провалился в свою вонючую конуру. Юный принц скучал, и от нечего делать, то и дело доставал из ножен свой меч, то разглядывая его эфес, то делая резкий выпад, пугая тем самым мимо проходящих людей.
- Эй, ты, да ты, как тебя?! – Джоффри не утруждал себя запоминанием имен челяди, а посему обращался к оным не иначе, как междометиями и сопутствующими словами. Сейчас будущий король выказал желание обратиться к молодому конюху, что как раз нес ведра с водой в сторону стойла. – Оседлай мне самого лучшего скакуна, я собираюсь отправиться на прогулку. – Конюх хотел было, что-то возразить, но старший сын короля в очередной раз взмахнул мечом, чья сталь зазывно блестела на солнце, и у слуги отпало всякое желание перечить.

Джофф делал второй круг по двору, заставляя своего коня идти гарцующим шагом. Надо отдать должное наследнику короля, тот любил покрасоваться и делал это мастерски. Представляя себя в начищенных до блеска доспехах и с турнирным копьем в руке, что только что повергло мнимого врага, принц не понимал, что был блистательным и в своем винно-бархатном дублете, с позолотой в волосах, но к сожалению придворных дам, а вернее их юных дочек поблизости не было, а кухонные крысы и прочие плебеи, к разочарованию Джоффри, давно знали его истинное лицо, и не испытывали к его величеству поистине восторженных чувств.

Юбки платья матери развевались на ветру, строгий вид Серсеи и ее прямая осанка сигнализировали скорее о желании, как можно скорее заставить принца спешиться и подойти к ней, нежели лицезреть его потуги в конном деле. Однако, Джоффри был бы не собой, если бы не сделал еще один почетный круг, так ему казалось, по двору, после чего приблизился к своей леди-матери.
- Добрый день, матушка. Вы чем-то встревожены? – Осведомился, с елейной улыбкой на лице золотоволосый принц. – Не желаете прокатиться, конная прогулка поможет вам развеяться. – Джоффри, жестом руки подозвал конюха, который очевидно уже понял, сегодня он будет собачкой на побегушках у одиозного мальчика, заместо смывшегося куда-то Пса. – Оседлай для моей леди-матери лучшую кобылицу. Живо! – Пискляво прикрикнул Джоффри, и снова улыбнулся Серсее.

+3

3

Ворон прилетел не к ней, но о содержании письма, что он принес, Серсее стало известно в тот же день. Мальчик с башни, Брандон Старк, пришел в себя. Одна эта весть вселила в королеву страх, который, как ей казалось, уже покинул ее, развеялся дымом над королевским трактом. Но нет, у страха подлая природа. Тебе кажется, что он ушел, а он лишь затаился и ждет момента, чтобы впиться в тебя своими ядовитыми зубами. Раны, которые наносил ей страх были страшнее, чем те, которые она терпела от собственной гордости, что значило немало.

Разговор с Джейме не принес ей покоя. Брат мог убедить ее, что все хорошо, но лишь на краткий миг, а потом страх возвращался еще более свирепым, чем был. Возможно будь у нее в замке хоть один друг, хоть один человек, которому она могла довериться кроме Джейме, Серсея бы почувствовала себя увереннее, но у нее не было друзей, друзья были непозволительной роскошью, когда речь шла о жизнях ее детей.

Детей… Было еще кое что кроме страха перед памятью мальчишки Старка. Еще один страх, еще более глубокий, чем предыдущий. Серсея сама не могла понять, почему весть о нападении на Брандона так взволновала ее. Возможно, потому что сделать это должна была она сама – но не сделала. Не делал этого и Джейме, просто потому что Джейме никогда не стал нанимать убийцу, к тому же не сказав ей. Но кому еще могла быть нужна смерть мальчишки? Серсея долго размышляла, и выводы к которым она приходила, ей не нравились. Можно было просто пойти и спросить, но пока мальчик лежал при смерти, она медлила. И вот теперь, он очнулся.

Сегодня ночью она как никогда раньше нуждалась в том, чтобы Джейме был с ней. Пусть не рядом, пусть не в ее постели, но у ее двери. Однако сегодня брат охранял Роберта, и королеве снились дурные сны. Варево Пицеля снимало головную боль, но вкус, даже подслащенное медом, имело отвратительный. Вина Серсея не пила, и одевалась сегодня еще более тщательно, чем обычно.

Джоффри гарцевал на коне и солнце превращала его золотые волосы в корону. Королева несколько минут просто стояла и смотрела, как сын нарезает круги на своем коне. Мальчик улыбнулся, и она тоже улыбнулась. Смотреть на Джоффри всегда было приятно, даже сейчас, когда впереди их обоих ждал не самый приятный разговор.

- Всего лишь дурной сон, мое сердце, - сказала Серсея, глядя на сына снизу вверх. – Ничего, что стоило бы твоего внимания. Однако же, я надеялась, что ты проводишь меня на прогулку в сад. Мейстер Пицель утверждает, что пешие прогулки способствуют приятному сну лучше, чем конные. Окажешь мне честь, мой принц?

Конные прогулки предполагали стражу, а королеве вовсе не хотелось делить содержание разговора с сыном с кем бы то ни было еще. Впрочем, ни в чем нельзя быть уверенной. В стенах замка есть уши. В кустах в саду есть глаза. Нигде нельзя чувствовать себя в безопасности. Во дворе было душно, но Серсея вдруг ощутила на коже холод Севера.

+5

4

Джоффри не любил серьезных разговоров, от них всегда веяло скукой, ненужной ответственностью и какими-то сомнительными исходами. Как впрочем, не любил когда его гениальные идеи не принимали во внимание. Перед матерью принц мог позволить себе покапризничать, дать волю своим настоящим эмоциям и чувствам. Он даже подумал о том, что бы ударив своего скакуна ногами по крупу, крикнуть что-то в стиле: «Нет! Я сказал, что это будет конная прогулка!», но отчего-то передумал. Нерадостный вид Серсеи, заставил мальчика слезть с коня, и жестом руки, подозвав к себе нерадивого коню, всучить ему в руки поводья.

Выпрямившись и натянув на лицо наигранную улыбку, Джоффри, предложил матери взять его под руку, и благоговейно согласился на прогулку по саду.
- Как пожелаете, матушка.
Оставив позади стражу, Джофф и его королева-мать затерялись в зеленых аллеях. Молчание начинало тяготить мальчика. Он не любил вымученных разговоров, но еще больше не любил ожидания, что подобно лезвию тупого ножа, вкручивалось в мягкое тело, раздирая его на неровные куски.

- Вы о чем-то хотели поговорить со мной? – Осведомился мальчик. Он не был сторонником сложных логических цепочек и не мог наверняка предполагать, чем была взволнована его мать. Но даже его мозгов, не обремененных тяжелым интеллектом, хватало на то, чтобы понять, Серсею не мог встревожить нелепый сон, что развеялся с утренними лучами солнца, точно туман. – Я вижу вы чем-то обеспокоены, матушка, это связано с леди Сансой, или с вашим здоровьем? – Джоффри наобум выпаливал все что приходило в его не светлую голову, надеясь, как говориться попасть пальцем в небо и уже дать начало очередному семейному диалогу. – Дурные вести? – Еще одна попытка, но может быть она хоть на несколько сантиметров приблизит принца к разгадке этого молчания.

+3

5

Ей было понятно недовольство сына, но, пожалуй, ему было полезно учиться его смирять в делах, которые на самом деле этого стоили. Она положила ладонь на локоть Джоффри и они отправились к саду, плавно перетекающему в богорощу. Туда, впрочем, Серсея идти не хотела, и потому они шагали по мощенным камнем дорожкам. Свита, которой вовсе не было нужно слушать разговоры королевы и принца, плелась в отдалении.

- Ты прозорлив, мой дорогой, - мягко сказала королева, чуть пожав локоть сына. Прогулка нисколько не успокаивала ее тревог, пусть она и старалась этого не показать. Джоффри излучал нетерпение, но не любопытство. Серсея улыбнулась ему, пусть на душе у нее было совсем не радостно. – И с моими снами, и с Сансой Старк… в каком-то смысле. Но более всего с вестями.

Эта часть сада была почти заброшенной. Длинный подол платья королевы тек позади ее, собирая опавшие листья и прочий сор. Королева отметила про себя, что стоит наказать садовников. Где-то неподалеку цвели розы – Серсея слышала их вязкий душный аромат. Другими цветами словно бы и не пахло вовсе. Неужели здесь не растет ничего кроме роз? Отвратительно.

- Но едва ли вести можно назвать дурными, мой лев. Вчера к лорду Эддарду прилетел ворон с письмом из Винтерфелла. Брандон Старк, младший брат твоей невесты, пришел в себя. Похоже, жизнь его вне опасности, пусть он едва ли когда-нибудь сможет ходить, - королева взглянула на сына. – Твой отец, помнится мне, утверждал, что жизнь такая – хуже смерти. А ты как думаешь?

Отредактировано Cersei Lannister (2019-07-29 08:36:17)

+3

6

Королева-мать была аккуратна и нарочито последовательна в изложении своих тревог. Джоффри же, имеющий свойство быстро разжигаться под стать пламени в камине, так же быстро потухал если понимал, что дело ничуть его не занимает, а из ситуации нельзя извлечь хотя бы маленькую, но пользу. Однако, этот раз был совсем иным.

Услышав последние слова, слетевшие с губ Серсеи, принц непроизвольно передернулся, будто бы его пронзила какая-то неведомая боль, а лицо непременно скривилось, выражая ужасную смесь из досады, разочарования, и конечно же нарастающего гнева. Плох тот игрок в престолы, что не умеет скрывать своего истинного лица под сотнями и тысячами масок. Джофф по малости своих лет, и не умудрённости опытом, вообще не уразумел, как подобает играть в эту стратегию. Он был непременно уверен, что каждый его ход несравненный образец величия, мудрости и расчетливости. Но несмотря на временное помешательство, мальчишка, нужно отдать ему должное, сразу же взял себя в руки, и криво улыбнувшись матери, произнес:
- Это хорошие вести. Леди Сансе будет приятно узнать, что ее брат жив, и практически здоров. – Пожав плечами, будто бы словосочетание «едва ли когда-нибудь сможет ходить» было чем-то сродни легкому насморку в период долго лета, Джоффри, освободился от оков матери и направился к пышно цветущему кустарнику с нежно-розовыми бутонами. Сорвав один, обладатель крови льва и оленя, покрутил его в руках, а затем ощипав лепестки, зашвырнул стебель куда-то в глубь сада.

- Но несмотря на это, мой отец, несомненно прав.
Как просто взять и сорвать чью-то жизнь, когда ты владеешь королевским словом, гвардией, мечами, золотом… подобно этому цветку она может повиснуть на крохотном стебельке и оборваться в любой миг. Иногда правда, стебель оказывается куда как прочнее, нежели казался на первый взгляд.

Упорно делая вид, что изучает ствол невысокого лиственного дерева, Джоффри не оборачиваясь, продолжил:
- Разве может калека жить полноценной жизнью: дышать каждым днем, ездить верхом, сражаться на турнире, взять в жены леди и зачать сыновей – нет. – Небольшая пауза, будто набирая в грудь воздуха, или быть может, подбирая слова, какие можно было сказать еще. – Это не жизнь, сплошное издевательство. Этот мальчик обречен, и мне жаль, что он не смог принять милость Богов, что хотели оказать ему великую услугу, посылая легкую смерть.
Джоффри сжал ладони в кулак, непроизвольно и тут же разжал их, так и не поворачиваясь к Серсее.

+3

7

Ей хотелось бы думать, что она знает своих детей наизусть и всегда понимает, о чем они думают, но это было не так. Серсея шла рядом с сыном, стараясь не давить ни жестом, ни взглядом, но плечи Джоффри все равно одеревенели, и смена чувств на его лице говорила о явственном недовольстве. О недовольстве – больше ни о чем. Сын мог разозлиться просто из-за упоминания мальчишки – ему не нравились северяне, его вынужденная помолвка, его невеста и все, что с этим связано. С чего ему быть довольным, - подумала Серсея, но мысль эта совсем ее не успокоила. И даже то, что Джофф быстро взял себя в руки, показалось ей недобрым знаком.

Она остановилась на садовой дорожке, глядя, как сын обрывает и сминает розу, и думала о том, что, может быть, зря начала этот разговор. Серсее было неприятно признаваться себе, что ей совсем не хочется знать правду. Ведь с правдой придется что-то делать, а что делать, она не представляла. Вероятно, поэтому она и тянула так долго. Неприятно ей была и уверенность в том, что правда, так или иначе, ей не понравится. Словно бы она уже знала, что убийцу для Брандона Старка нанял Джоффри. А она не знала. Не знала ведь?

Королева медленно сжала и разжала кулаки, и заставила себя улыбнуться – спине Джоффа, потому что он на нее упорно не смотрел. Она не перестала улыбаться даже тогда, когда слова сына словно бы ударили ее в грудь. Легкая смерть. Вот и все. Вот и все. И что же теперь делать? Серсея глубоко вздохнула, сцепила руки перед собой, и не спеша подошла к сыну, становясь рядом с ним. Дерево не выглядело хоть сколько-нибудь заслуживающим внимания, но почему бы на него не посмотреть?

- Милосердие иногда принимает формы отличные от тех, о которых говорят септоны, - негромко сказала королева. – А за человеческими законами часто стоит малодушие. Нет ничего постыдного в том, что твое милосердие отличается от милосердия толпы, сердце мое. Однако, если ты хочешь править этой толпой, знать об этом ей совершенно необязательно. Мы говорим об этом в первый и последний раз. Скажи мне, кого и где ты нанял. Как это произошло?

+3

8

Лучше бы ей было совсем не начинать этого разговора. Сколько раз люди жалели о сказанных словах, что так стремительно вылетали из уст, пронзая время и пространство, достигали острыми стрелами, сознания других. Как хватались за эти слова спешно руками, пытаясь поймать, хоть кайму от них. Тщетно. Вместо этого лишь пыль от сотни кусков, на которые разлетелись эти самые слова, вдребезги.
Так вот Серсее Ланнистер определенно стоило задуматься о таком исходе, и еще на ранних порах закрыть свой королевский ротик, сдерживая порывы докопаться до истины. Ведь истина могла совсем не понравиться короле-матери, пусть даже ее фантазия уже и рисовала нерадужные исходы.

Джоффри вспылил. Точно так же, как во все те разы, когда его королевское самолюбие не то что задевали, а пинали точно чучело для тренировки ударов. Дерево, каким бы "интересным" оно не казалось минутой ранее, тут же потеряло свой авторитет.
Джофф резко обернулся к Серсее. На лбу у него нервно пульсировала жилка, лицо было перекошено от гнева.

- Я наследный принц Семи Королевств, будущий король! Как ты смеешь обвинять меня? - Голос Джоффри подернутый злостью, был перемешен с шипением и повизгиванием одновременно. Он не желал более слушать домыслы своей леди-матери, особенно такие спешные и такие обличающие. - Тебе стоит придержать свой язык за зубами, прежде чем обвинять меня в чем-то. У тебя нет доказательств. - Низко и грубо, будто отталкивая одними словами и выстраивая между собой и Серсеей невидимый, но прочный барьер.

Грубой, но точной мыслью, Джоффри преследовало осознание провала. Ведь где знает один, скоро узнают и другие - десятки, сотни, тысячи. А ведь он так пытался сделать все, не оставляя следов, только чтобы даровать королевскую милость маленькому калеке - Старку. Все для того, чтобы отец гордился им. Ведь именно его слова стали отправной точкой, подтолкнувшие Джоффри на это деяние. Но все пошло наперекосяк - глупый мальчишка не то что не отправился ко своим древним богам и предкам, что нашли свое последнее пристанище в крипте Винтерфелла, но еще и очнулся. А теперь Серсея здесь и сейчас делает вид будто бы видит принца Джоффри насквозь и знает наперед все его ходы. Но Джофф не может так просто раскрыться даже своей матери, ведь это означало бы крах всех его действий и решений, принятых самостоятельно. Пусть они и не были идеально выверенными и доведенными до конца. Но возможно немного позже он сможет завершить этот неудачный ход, обернув его в свою пользу.

+6


Вы здесь » Game of Thrones. Win or Die » Сказания о мимолетных приключениях » Тайное и явное [Красный замок - 05.10.298]