Game of Thrones. Win or Die

Объявление

В жизни Элларии было очень, очень много ночей лучше сегодняшней. Хуже, пожалуй, тоже были — но их можно пересчитать по пальцам. «Вот, значит, как выглядит правосудие в Королевской Гавани? Король точно спьяну не перепутал, кто именно будет обвиняемым?» А впрочем, чего ещё можно было ожидать от марионетки Ланнистеров, безмозглого борова, взгромоздившегося на Железный трон, переступив через тела убитых детей?
Читать дальше

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Game of Thrones. Win or Die » Свершившиеся события » Non est fumus absque igne [Королевская Гавань.Красный замок.16.09.298]


Non est fumus absque igne [Королевская Гавань.Красный замок.16.09.298]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Non est fumus absque igne
http://s3.uploads.ru/P09hQ.gif

Дата:
16.09.298 от З.Э.

Место:
Королевская Гавань, Красный Замок

Действующие лица: Серсея Ланнистер, Маргери Тирелл

Краткое описание: Обед в логове у светской львицы.

+2

2

Обед в обществе королевы был делом незаурядным хотя бы потому, что публичных обедов Серсея старалась не давать. Несколько раз в год в бальном зале королевы накрывали огромные столы, приглашали актеров и певцов, королева – иногда вместе со всеми детьми, но чаще всего только с дочерью – восседала за высоким столом, и благосклонно улыбалась, время от времени принимая заверения в вечной преданности от приглашенных. Коих, разумеется, была уйма. Бальный зал королевы мог вместить сотню гостей, но иногда ему приходилось чуть ли не растягиваться.

Такое событие подготавливалось заранее, а приглашения рассылались за два месяца. Сегодня все было проще и скромнее. Столов в зале было всего два, да и дело происходило в бальном зале, а в другом, поменьше, названном  Зеленым за преобладающий цвет гобеленов, развешенных по стенам. Серсея любила зеленый цвет. К тому же, не все восприняли бы правильно, принимай она гостей в зале, полностью завешенном алым.

Давать обед только ради того, чтобы поглядеть на леди Маргери Тирелл – не иначе как новую Лианну – было бы нецелесообразно. Поглядеть Серсея могла и в любое другое время. Но совпало удачно, и потому после приезда леди Маргери ко двору, королева послала к ней свою фрейлину с приглашением. Сегодня королева обедала с женами, дочерями и сестрами лордов, коих в Красном замке обитало преизрядное количество. Леди Маргери предлагалось разделить с Ее Величеством трапезу и развлечь рассказами о своих впечатлениях. Такая честь! Так по крайней мере, выразилась посланная Серсеей фрейлина, после того, как вернулась обратно и рассказала о выполненном поручении. Королева подумала, что сама это честью не сочла бы – особенно, если бы имела виды на короля. Это ее позабавило.

Обед проходил… скучно. Серсея сидела за высоким столом рядом со своими приближенными фрейлинами, благосклонно улыбалась и смотрела на цветастое великолепие наряд дам, что сидели чуть пониже. Великолепие было слишком цветастым, отчего у королевы рябило в глазах. Когда к ее столу проводили юную Маргери, как раз явившуюся в зал, Серсея сочла это почти благословением.

- Воистину, Вы прелестны именно так, как о Вас рассказывают, леди Тирелл, - улыбнулась королева. – Я рада Вас видеть. Поднимайтесь ко мне и садитесь рядом. Мне не терпится услышать рассказы о Хайгардене.

Лица Лианны Старк Серсея почти и не помнила, но эта девушка с нежными оленьими глазами и пушистыми локонами, меньше всего походила на волчицу. И что это такое Варис имел ввиду, хотелось бы знать? Королева подавила желание нахмуриться и вновь благосклонно улыбнулась.

+5

3

Представление двору прошло без каких-либо неожиданностей, и после того, как Тирелл перестала испытывать легкое волнение, стало понятно, что это было довольно скучное и мало кому действительно интересное действо. Маргери показалось, что хоть какой-то отклик первое появление единственной дочери Хранителя Юга перед королем и всей его многочисленной свитой с гостями вызвало только у неё самой. Несмотря на то, что в Хайгардене роза уже проходила нечто подобное, на сей раз не было ощущения, что в любом случае её примут и закроют глаза на мелкую оплошность. Быть может, родные стены действительно помогают не хуже мысли, что среди собравшихся нет ровни для дочери грандлорда Простора, однако сегодня к Маргери было обращено слишком много глаз, а в толпе были те, кто не уступал ей рангом, даже, напротив, были выше её по положению, и юная Тирелл не хотела упасть в грязь лицом перед всеми ними, чтобы её запомнили как деву, что путается в собственных ногах или неспособна вымолвить слово в присутствии монарших особ. Успокаивали розу только воспоминания о столь разнящихся наставлениях, данных матушкой и Королевой шипов, кивок стоящего неподалеку Лораса в знак поддержки да твердая рука Уилласа, ведущего сестру к трону. Маргери тогда поймала на себе взгляд человека в сером камзоле с брошью в виде золотой руки, выдававшей в хмуром мужчине нынешнего десницу, отчасти напомнившего девушке лорда Тарли с его суровым взором и смотревшего так строго своими серыми глазами, что юная леди тут же отвернулась, предпочтя скромно смотреть куда-то вниз, покуда король после проделанного барышней изящного реверанса не позволил подняться и не произнес слова, наполненные больше формальностью, чем восхищением, на которое, вероятно, так рассчитывали лорды Ренли и Мейс и которому не собиралась потворствовать сама розочка, облачившись в платье достаточно скромное, чтобы не привлекать ненужное ей и её семье внимание Его Величества, но богато украшенное, чтобы напомнить присутствующим, что хоть Тиреллы и не имели древней истории, но за триста лет навострились использовать упавший им в руки дар с умом.
Девушка едва успела перевести дух, вернув себе самообладание в полной мере, когда братья её вовлекли в разговор с сыном лорда Маллендора и ещё несколькими знатными юношами, однако день в лице фрейлины самой королевы внезапно пообещал быть более занимательным, чем изначально планировалось. Не стоит лукавствовать – для Маргери, только вчера прибывшей в столицу, это оказалось неожиданностью, однако она скрыла это при чтении краткой записки за маской заинтересованности, после чего попросила служившую королеве даму передать благодарность за оказанную честь. Тирелл переглянулась с Уилласом, коему предстояло переговорить с лордом Ренли о том, что его амбициозные замыслы не будут реализованы с помощью золотых роз, хранимый детьми лорда Хайгардена секрет о несбывшемся заговоре жег сердце и заставлял думать, что известный виртуоз шпионажа, мастер над шептунами, знает подробности не хуже непосредственных участников и уже передал недоброжелателям. Эти мысли нервировали и раздражали, и Тирелл постаралась призвать на помощь доводы разума, дабы успокоиться.
Подготовка к королевскому обеду – достаточно веский повод отлучиться, на что мужчины могли только многозначительно переглянуться меж собой, дабы в воздухе повисло неозвученное «Ох уж эти дамы!», ибо только для представителей сильного пола совершенно непонятно то, как может наряд, подходящий для знакомства с Его Величеством, не быть достойным обеда с Её Величеством, а ведь суть проблемы была так банальна.
К условленному месту Маргери явилась, вероятно, с небольшим опозданием, но не потому что долго выбирала платье (тут-то всё было просто, надо только определиться между золотым с зеленым и зеленым с золотым), а служанка долго скрепляла распущенные волосы заколкой, а потому что обещавший проводить сестру Лорас где-то запропастился, а без него барышня могла и заплутать в Красном замке. Стол, за которым восседала королева, было видно сразу, так что прислуга могла не утруждать себя ненужными провожаниями. Тирелл склонила голову и присела, приветствуя королеву в соответствии с этикетом, а ответом на комплимент стала улыбка. Говорить что-то подобное самой Серсее Маргери сочла неуместным, ещё подумают, что так убого льстит или подтрунивает над почтенным возрастом Её Величества.
- Боюсь, я и вполовину не так прелестна, как будет принцесса Мирцелла в моем возрасте, но уже сейчас она – истинное украшение двора, и я надеюсь, что когда-нибудь я буду удостоена чести познакомиться с ней и, быть может, даже подружиться, - усаживаясь подле королевы на предложенное место, произносит девушка, дабы не выглядеть излишне горделивой. Роза, разумеется, не врала, но отчасти приукрашивала свои впечатления от дети королевской четы, а «когда-нибудь» - отличное слово, с помощью которого вуалировалось то, что сейчас-то юной Тирелл будет совсем неинтересно общаться с маленькой девочкой.
- Я безмерно благодарна за приглашение и надеюсь, что не утомлю Ваше Величество своим обществом. И конечно же, с радостью расскажу Вам всё, что пожелаете, хотя для меня остается загадкой, как после красот Красного Замка можно интересоваться чем-то ещё. Мой первый визит в столицу совершенно точно будет навсегда высечен в моей памяти, - розочка вновь улыбнулась, глядя королеве прямо в глаза. Сложно было сказать, что Серсея так уж рада, как хотела показать. Во взгляде изумрудных глаз было что-то, что напоминало Тирелл взор её бабушки, когда в обеденный зал заходили многочисленные кузины её внуков. Только в отличие от жены короля леди Оленна не обременяла себя тем, чтобы благосклонно улыбаться дамам.

+5

4

Серсея смотрела на Маргери Тирелл со спокойным любопытством, которого сама от себя не ожидала.
Сначала она злилась. На Вариса, дающего скользкие намеки, на Джейме, не умеющего правильно их донести, на Роберта, чье поведение дает повод для нелепых планов (какими бы они ни были на самом деле), на Тиреллов, которые что-то (непонятно что) задумали, и, наконец, как итог, на самую юную Маргери, знала она о чьих либо планах или нет. В конце концов, почему бы королеве не ненавидеть меч, который занесен над ее головой, в чьей бы руке он ни был зажат?

Потом злость уступила место апатии. Серсее ничего не хотелось выяснять. Она трезво оценивала свои способности. Когда Паук принимается плести свои сети, он делает это куда быстрее и искуснее, чем она когда-либо смогла бы. Его интриге она могла лишь предоставить силу, но так и запутаться недолго. Можно было просить помощи у того, кто сможет сплести не менее хитроумную сеть – хотя бы у того же Бейлиша, но Мизинец не был ей другом. В этом замке никто не был ей другом. Доверие – лишняя роскошь для королевы.

Потом она разозлилась снова, но это была уже другая, не беспомощная злость, от которой Серсея металась по покоям и кусала губы. Это была разновидность той холодной ярости, которая всегда помогала ей. Она мягко обнимала ледяным обручем виски и холодела в груди. Паника, говорила она себе, это то, чего от тебя хотят. Но ты не кукла в руках ярморочного артиста, Серсея Ланнистер. Ты королева Семи Королевств. И пусть танец на тонких нитях исполнят твои враги – пока ты не решишь эти нити разрубить.

- Уверена, Мирцелла будет рада обрести в Вашем лице подругу, леди Тирелл, - мягко ответила королева, делая знак разлить вино по кубкам. Несмотря на треволнения, Серсея не утратила аппетита, и тарелка перед ней была полна. Следующее блюда – запеченных с травами и медом куропаток – королева дала знак предложить своей гостье. – Надеюсь, Ваш визит не будет кратким, и Вы успеете сделать и увидеть в Королевской Гавани все, что Вам пожелается.

Девочка улыбалась и говорила очень аккуратно. Старалась не допустить грубости и не уронить свое достоинство лестью. Хвалила Мирцеллу и Красный замок, но не допускала комплиментов королеве. Серсея хмыкнула про себя. Когда то и она, бывшая лишь немного младше Маргери, так же не допускала лести в сторону принцессы Элии Мартел, когда той случалось бывать при дворе. Но Серсее мешали гордость и ревность. А что мешало дочери Тирелла?

- Возможно и так, - сказала королева, делая глоток вина. – Но если Вы проведете здесь достаточно времени, то поймете, что все время глядеть на красные стены взгляд устает. Поэтому мы здесь любим рассказы о других местах. От кого-то я слышала, что Простор сравнивают с Краем Долгого Лета. Так ли это? – она тоже посмотрела на Маргери Тирелл с улыбкой. – Или рассказчики мне лгут?

Отредактировано Cersei Lannister (2019-07-07 14:33:32)

+3

5

От высказанной надежды Её Величества на то, что леди Маргери погостит в Красном Замке длительное время, розочка улыбнулась, что можно было списать на скромный ответ как на слова о дружбе с принцессой, так и проявлении королевского гостепреимства, а то и на всё сразу. Однако юная Тирелл скорее улыбнулась своим мыслям, подметив, как все-таки многие желали бы того же. Вот, например, лорд Ренли, чьи планы идут совершенно вразрез с тем, что могла бы вообразить себе дочь непоколебимого Тайвина Ланнистера – едва ли королева подозревала, что все те благородные и не очень дамы, что ложатся под её венценосного супруга когда-нибудь потребуют чего-то большего, чем щедрых подношений в виде домов и драгоценностей, привелегий для семьи и постов родственникам, а этим мелочным поборничеством как раз лорд Штормового Предела и не сподвигал заниматься дочь Хранителя Юга, желая, чтобы Роберт Баратеон преподнес самое дорогое, что у него есть – корону и место подле себя. Маргери сомневалась, что Ренли есть дело до того, кто станет новой супругой Его Величества, лишь бы не очередная блондинка из Западных земль. И будет удачей для Серсеи, если мастер над законами отступится после отказа Тиреллов участвовать в его авантюре, если же нет, то теперь только вопрос времени, как быстро младший брат короля найдет ту, что будет активно толкать в объятия короля и, как младший из Баратеонов думает, к трону. Поэтому губы девушки растянулись в улыбке, отражая одну единственную мысль: «На Ваше счастье, задерживаться здесь больше того времени, которое потребуется Уилласу для решения возникших разногласий да повидаться с давним другом по переписке, я не хотела бы». Откровенно говоря, Маргери и сама была этому несказанно рада – действовать по указке чьей-то для любого было малоприятным, а уж слушать вполне однозначные указания от какого-то там лорда Штормового Предела и подавно. Да и не так был прекрасен Красный Замок, как его словесно все вокруг малют. В этом Её Величество была абсолютно права – взгляд тут действительно быстро устанет, а бабуля перед поездкой внуков в столицу сказала, что первое, что она сказала, будучи в Королевской Гавани, это угроза скорой смерти от местного колорита и запаха: «Когда я умру, похороните меня и на памятнике напишите «Умерла от отвращения».
И на краткое мгновение юной Тирелл даже стало жаль королеву. Но только на краткое, ибо всем своим видом Её Величество показывала, что она – последняя кого следует жалеть.
- Разве кто-то может осмелиться лгать Вам, Ваше Величество? – шутливо ответила роза, проигнорировав появление в кубке вина и явств на тарелке, этакий легкий экивок, мол, кто так смел, чтобы врать дочери самого Тайвина Ланнистера, что замужем за самим властителем Семи Королевств. Браться за еду до королевы было несколько неприлично, даже с учетом того, что на обед Тирелл опоздала и Серсея уже давно могла начать свою трапезу.
- Но, пожалуй, я соглашусь с тем, что Простор напоминает Край Долгого Лета. Моя бабушка, леди Оленна, говорила, что за всю её долгую жизнь не примонит, чтобы на наши земли даже в самые долгие зимы упала хотя бы одна снежинка. И если Семеро уберегают Простор от ненастий вроде засухи или, напротив, нескончаемого ливня, какого-то мора скота или людей, то урожаи велики, а почва достаточно щедра, чтобы можно было возделывать её, не выдерживая долгих перерывов, - Маргери могла бы долго говорить о родном крае, однако вовремя осеклась, понимая, что королева спросила её из вежливости, чем из интереса. И уж тем более дочь Великого дома знала основы основ о каждом уголке государства, поэтому Её Величество точно не нуждалась в подробном описании того, что и как быстро выращивают в самом плодородном крае. И Тирелл постаралась быть краткой, дабы не утомлять, позволяя подремать и упустить нить разговора. – На моей памяти такого не было и, надеюсь, не будет ещё долгие годы. Ни у нас, ни во всем королевстве, - последнее барышня добавила затем, чтобы показать, что матушка вырастила её отнюдь не эгоистичной особой, заботящейся о процветании родного края, отчего зависело благосостояние семьи и её одной в частности. И вновь едва заметно улыбнулась, ставя точку в своем не самом длинном повествовании. Хотелось спросить про Ланниспорт, но это было бы неприличнее, чем начать запихивать куропатку в рот прямо сейчас и облизывать пальцы.
- Полагаю, Вы правы, Ваше Величество, всё когда-нибудь приедается, даже такая красота, как Красный Замок, - розочка упустила слова о том, что приедаться что-то по истечению многих годов, дабы лишний раз не напоминать Серсее о её почтенном возрасте, а мало кто из женщин не ярятся от такого. – И вероятно, Вы были рады поездке в Винтерфелл, это должно было быть так занимательно. Хотя у нас в Хайгардене говорят, что это довольно суровый край, где в лесах обитают опасные дикие звери, не боящиеся нападать на людей, а летом лежит снег и дуют холодные ветра.
Занимательного в долгой езде в трясущейся повозке посреди снегов явно было мало, однако вряд ли королева в этом признается. Прямо вопроса Маргери ей не задала, но дала отличный повод рассказать о впечатлениях о крае, откуда Его Величество решил привезти себе нового десницу, дабы девушка могла восхититься терпением и мужеством супруги Роберта Баратеона, пережившей все тяготы приключения по прихоти дорогого мужа.

+4

6

У Маргери Тирелл было чистое личико с широко распахнутыми невинными глазами, в которых, однако, светилисься ум и насмешка. Уверенность в себе, которой сама Серсея давно не ощущала, там тоже присутствовала. Пожалуй, да, она смогла бы очаровать Роберта… на какое-то время. Королева достаточно громко утверждала, что при всей веренице шлюх короля, еще одна погоды не сделает, но даже произнося это вслух, она понимала, что немилосердно фальшивит. Сделает, еще как сделает. Все что нужно Роберту – это любовь. Неважно чья. Все что он хочет -  чтобы его любили – или изображали любовь достаточно искусно, чтобы он мог обмануться. Другое дело, что долго это не продлиться, но кто в здравом размышлении может рассчитывать, что Роберт будет жить долго? Он уже почти что мертв, корона сдавливает его голову и того и гляди расплющит. Все что нужно Тиреллам – всего несколько лет, чтобы девчонка успела понести ребенка, и занять место Ланнистеров у трона погибающего от пьянства и праздности короля. А она еще спрашивает, осмелится ли кто-то лгать королеве.
«Кто-то может и осмелится, - подумала Серсея. – Например, все подряд».

Но вслух, она, конечно же, этого не сказала. Слушала рассказы девочки о благословенном богами Просторе, но едва ли вслушивалась. Скорее ее интересовало лицо Маргери, ее тон. Она любила свой край, и пусть говорить начала не с охотой, однако, увлеклась. Девочка скучала по дому, и едва ли находила Королевскую Гавань и Красный замок достойными себя, как бы прекрасны, по ее собственным словам, они не были. Серсея улыбнулась – едва заметно, уголками губ, и отправила в рот кусок запеченной зайчатины. Выпила вина и улыбнулась снова – уже так, как улыбнулась обычно, напоказ.

- Если на то будет благословение богов, - сказала королева, благочестиво опустив ресницы. – Благодарю за рассказ, леди Маргери. Если Простор хотя бы вполовину так прекрасен, как Вы говорите, нам непременно стоит его посетить. Уверенна, Его Величеству понравится эта мысль. Арборские вина он очень жалует.

Гости за столом королевы неуверенно засмеялись, не слишком уверенные была ли эта шутка из тех, над которыми стоит смеяться. Серсея продолжала безмятежно улыбаться. В ее бокале было вовсе не арброское, а терпкое красное из Дорна. Почему лучшие вина непременно должны делать враги Ланнистеров? Была в этом какая-то фундаментальная несправедливость. А еще Север. Хвала Семерым, что там вообще не делают вина. Если бы было так, она бы перешла на воду. Серсее понадобилось усилие, чтобы сохранить лицо и не показать неудовольствия, которое она испытала при упоминании о поездке.

- Действительно, это было занимательно, - сказала королева. Долгий путь в Винтерфелл и обратно врезался ей в память. И мальчик… Нет, это совсем никуда не годилось. Серсея допила вино и отставила кубок в сторону, чтобы его вновь наполнили. Нельзя, сказала она себе. Нельзя пить. Нельзя показывать тревогу. Успокойся, они только этого и хотят. Подумай о чем-нибудь хорошем. Но, когда ей требовалось думать о хорошем, она думала о Джейме, а прямо сейчас это совершенно не помогало. Лоб королевы прорезала тревожная морщинка. – И звери там и правда опасны… Думаю, Вы слышали, о том случае, когда моего сына покусал лютоволк? Впрочем, - резко оборвала Серсея тихий ропот за столом, грозивший перерасти в волну льстивых заверений в лояльности ей и осуждения Старков, - это все в прошлом. Принц, слава богам, здоров, а волк получил то, что должен был получить. Вы согласны, леди Маргери? – повернулась королева к гостье.

Отредактировано Cersei Lannister (2019-07-16 10:09:10)

+2

7

Если бы папенька был поблизости и услышал высказывание Её Величества о том, что королевской семье непременно надо побывать в Просторе, то непременно принялся бы уверять Серсею в том, что сами боги послали эту светлую мысль в её не менее светлую голову, ведь, как и во многих прочих семья, финансовые дела заботили его мало, а делегация из столицы могла слишком проникнуться прелестью края, где процветает культ рыцарства, и остаться надолго гостить, тогда матушка и мейстер могли бы прийти в ужас от трат и зареклись бы впредь приглашать Его Величество с семьей в Хайгарден. Но на счастье королевы, Хранитель Юга остался в своем замке, а сама она никогда не соберется навещать родовое гнездо Тиреллов, дабы не иметь удовольствия находиться в компании леди Оленны, которая мало кого жалует и мало от кого это скрывает, а угроза лорда Мейса выдать Маргери за младшего сына Тайвина Ланнистера может аукнуться самым непредсказуемым образом. Поэтому розочка только почтительно склонила голову, выражая согласие с тем, что озвучила Её Величество, а заодно пропуская мимо ушей своеобразный комплимент винам Арбора, которые Тиреллы в подарок привезли с собой из Хайгардена, ибо такого добра благодаря лорду Редвину в погребах замка было предостаточно. Гости Серсеи смеялись, пусть и не заливисто да во весь голос, что позволило Маргери сделать вывод о том, что слухи о короле Роберте правда и ей не просто так сегодня утром показалось, что внушительные размеры бывшего мятежника были довольно отдаленными последствиями бремени монаршей власти. Тем печальнее должно быть его жене или любовнице, которой предстояло непростое испытание быть нераздавленной, что в случае чрезмерного употребления вина осложнялось  многократно. Совсем нерадостная картинка того, как какая-то девушка пытается скинуть с себя храпящее пьяное тело, аппетита не отбавляла, но заставляло желать долгих и счастливых лет жизни лорду Штормового предела. Розочка взяла в руки приборы и отрезала первый кусок запеченной птицы.
Когда Её Величество сделала жест прислуге, чтобы кубок был вновь наполнен, Маргери вежливо посмотрела себе в тарелку, заметив толику напряжения в действиях королевы. О случившемся на королевском тракте донесли даже вчерашним гостям, поэтому Тирелл списала всё на остаточное материнское волнение, которое не раз при ней демонстрировала леди Алерия, когда её сыновья выходили биться на турнире пусть и затупленным оружием. Но коль скоро Её Величество должна держать лицо, а Маргери не имеет ни малейшего желания её уязвлять, то девушка предпочла сделать вид, что не заметила мимолетного изменения женского настроения, увлеченно уменьшая отрезанную часть мяса до маленького кусочка, который можно было бы положить в рот, из-за которого, по крайней мере сделав вид, барышня не сразу ответила на вопрос о лютоволке, хотя казалось бы, раздумывать тут было попросту не о чем. Розочка слабо представляла себе то, как выглядели звери со знамен Старков, но даже если уравнять их с волками, то было немного жутковато представить, что нечто подобное расхаживает по Красному замку. Говорят, что дети Хранителя Севера получили в дар от богов маленьких волчат, двое даже направились в столицу вместе со своими хозяйками, но из-за случившегося на тракте так и не оказались в Королевской Гавани, что, пожалуй, с одной стороны было большой потерей для дочерей десницы, но с другой, облегчением для всех прочих. Для Маргери, которая могла чисто по-девичьи всплеснуть вдруг руками, разглядев в каком-то явлении ниспосланный судьбой знак, было странно думать, что боги могли послать диких зверей не старшим сыновьям лорда Старка, но всем его детям сразу и уж тем более девочкам. И даже если так, то неразумно было доверять их в полной мере тем, кому они предназначались, ибо даже собаки требуют жесткой руки псаря и всё равно бывают непредсказуемы, что уж говорить о лютоволках, что были сами себе хозяева. Юная Тирелл любила животных, чему немало способствовал её самый старший брат Уиллас, однако она понимала, что даже тут должна быть золотая середина без проявления крайностей, а тащить за собой диких зверей – неоспоримая крайность в проявлении любви Старками к питомцам, пусть те и были на гербе их дома.
- Я считаю, что милорд-десница очень любит своих дочерей, и эта любовь заставила поступить его неразумно - позволить леди Сансе и леди Арье взять лютоволков с собой. Их следовало оставить в Винтерфелле, где за ними смотрели бы должным образом, - Маргери подняла взгляд на королеву, и не требовалось особых способностей, чтобы понять, что желает услышать Её Величество в ответ. И Тирелл решила не разочаровывать чужие ожидания, но на сей раз добавила чуточку лести к своим словам, прекрасно понимая, что нарисует образ будущего короля, отличающимся от того, что рассказывал Лорас. – Его Величество правильно поступил, что не оставил безнаказанным случай нападения на принца Джоффри, ведь в следующий раз под ударом мог оказаться кто-то менее смелый и более малодушный, чем Ваш сын, и не смог бы дать отпор зверю, тогда последствия могли бы быть ещё более плачевными. Хвала Семерым, что у Его Величества Роберта такой достойный преемник... Мне кажется, - осторожно продолжила Маргери после краткой паузы, - даже лорд-десница и его дочери согласны с этим решением. Мне сказали, что нареченная принца Джоффри очень тепло относится к нему. Как удачно, что их союз будет основан не на холодном расчете.
Розочка вновь улыбнулась, надеясь, что сумела увести беседу в более спокойное для всех русло, уж лучше хвалить дочь Эддарда Старка, чем обсуждать правильность убийства чужих питомцев. Вид Маргери попыталась принять такой, какой был всякий раз у прочих девиц её возраста, когда речь заходила о браке, который, разумеется, должен быть по любви и желательно довольно выгодным, то есть простодушный и несколько мечтательный, возможно, что для кого-то даже отчасти глуповатый.

+4

8

Будь на месте Серсеи Ланнистер кто-то другой, этот кто-то, без сомнения, позволил бы себе сформулировать мысль о Маргери Тирелл, которая звучала бы примерно как: «Она лучше меня». Действительно, искусство самообладания и лести давались девочке из Хайгардена куда лучше, чем Серсее в ее возрасте – а ведь она жила в столице и привыкла к ее… нюансам. Леди Маргери и правда нашлось бы место при дворе. И именно поэтому, в именно этот момент Серсея решила, что сделает все, чтобы этого не допустить. Неважно, прочат ее в жены Роберту или нет. Такие талантливые девочки становятся проблемой рано или поздно, а потому в Красном Замке им не место. Королева встретила слова своей гостьи одобрительной улыбкой и склонила голову, принимая похвалу собственному сыну. Действительно, как повезло, что у Семи Королевств такой достойный наследник.

- За принца Джоффри! – провозгласили за столом, верно оценив настроение. Серсея благосклонно кивнула и подняла бокал, повторив:
- За принца Джоффри, достойного приемника нашего доброго короля Роберта!

Некоторое время обед продолжался в молчании. Внесли еще несколько блюд, которые Серсея предложила леди Маргери. Дорнийское вино оставляло горьковатый привкус на языке.
- А Вы знакомы с лордом Старком и его дочерьми? – спросила королева у своей гостьи.

+1

9

Разумеется слова юной Тирелл были восприняты как отличный повод для тоста, восхваляющего Её Величество пусть и не прямо, но всё-таки слова были явно не только о том, как Семи королевствам повезло иметь в будущих королях самого Джоффри Баратеона, однако кто-то же произвел такое сокровище на свет, а как известно, от осинки не рождаются апельсинки, а посему храните Семеро королеву Серсею, прекраснейшую из прекраснейших, умнейшую из умнейших, достойнейшую из достойнейших и прочее, и прочее, что там ещё можно напридумывать в качестве откровенно льстивых комплиментов. Не выпить за будущего монарха – некрасивый поступок, который злые языки при удобном случае вывернут так, что рад не будешь, поэтому Маргери поднесла кубок с вином ко рту, но сделала это для виду, больше смочив губы, чем сделав глоток. И дело было вовсе не в том, что сегодня к обеду Её Величества подавали напитки, что родом из Дорна, края, которого, по общему (не слишком-то лживому, впрочем) мнению, все Тиреллы на дух не переносят. Розочка просто не постигла ещё всех прелестей хмеля, от коего взрослые почему-то приходили в дикий восторг, красное дорнийское заставляло кривиться от кисловатого привкуса, и только сладкое золотое из Арбора ещё было терпимо, отчего Маргери порой задавалась вопросом, почему всё вино не может быть сладким и не слишком крепленым, ибо в чем же прелесть пить то, от чего жжет в горле. Ох уж эти старикашки со своими причудами.
После того, как девушка отставила кубок, беседа не продолжилась, и все как по команде увлеченно разделывались с едой, услужливо предоставленной слугами. Маргери на разговоры не нарывалась, Её Величество тоже, казалось, позабыла о гостье, поэтому можно было перекусить – организм невовремя вспомнил о том, что завтрак был слишком ранним, а бег по богороще со стрелами только способствует появлению совсем уж не положенного для леди аппетита. Но Тирелл помнила, что приличная дама кушает, как выражалась дуэнья, «словно птичка клюнула», поэтому следовала этому правилу, от предложенного не отказывалась, но и брала небольшие кусочки, готовая в любой момент отшутиться о том, что от волнения совсем не голодна и вовсе готова пить одну лишь воду.
- Нет, увы, я не успела познакомиться с лордом-десницей и его дочерьми, сегодня утром я видела его только мельком, но мы не были представлены друг другу, к сожалению, - на самом деле сожаление тут было притворным, ибо лорд Старк с его холодным взглядом серых глаз совершенно не вызывал желания завести светсткую беседу. Северянин был тем человеком, знакомство с которым могло быть полезным, но удовольствия вряд ли бы принесло. – Мы с моим братом Уилласом прибыли в столицу вчера довольно поздно, поэтому отужинали в кругу семьи и разошлись по представленным комнатам, чтобы отдохнуть с дороги.
«А ещё успели обсудить с Лорасом то, зачем Уилласу с его больной ногой пришлось терпеть весь этот путь в столицу. Надеюсь, они с лордом Ренли решат всё быстро и без драк, а то нам ещё побитого тростью брата короля не хватало».
- Впрочем, до турнира ещё достаточно времени, поэтому, я надеюсь, что успею всё наверстать, - девушка улыбнулась, желая показать, что безмерно счастлива оказаться в Красном Замке, где ей предстоит завести много интересных знакомств. Роза, разумеется, скептично относилась к тому, насколько это будет увлекательно, но отступаться от этого не собиралась.
После краткой паузы Маргери встрепенулась, будто забыла сказать королеве что-то важное. Собственно, в какой-то степени так и было.
- Простите мою девичью память, Ваше Величество! Я совсем забыла поблагодарить Вас за то, какие палаты выделили нам, - пожалуй, сама Серсея едва ли приложила к этому руку, но по статусу её можно было сказать, что урожденная Ланнистер была хозяйкой замка, и именно хозяйки заведуют почти всем, в том числе и хлопотами о гостях. При дворе явно был человек, в чьи обязанности входило расселять всех в соответствии со статусом и каким-то ещё критериям, но кто же будет вдаваться в такие подробности. - Мой брат Уиллас просил передать Вам заверения в почтении и что безмерно благодарен тому, что с пониманием отнеслись к его… кхм… положению.
Быть может, не самое точное определение, но Тиреллы давно привыкли не акцентировать внимания на этом. Что, будучи в столице, нынче сделать было сложно, ведь в Красный Замок прибыл ещё и виновник того самого «интересного положения» нследника грандлорда Простора. Дайте Семеро всем терпения, пережить встречу толпы просторских рыцарей с дорнийскими.

+2

10

Беседа шла своим чередом, но не прибавляла Серсее ни спокойствия, ни понимания. Ей было бы легче увидеть в леди Маргери Тирелл открытую угрозу, но, пожалуй, что нет, этого она не видела. Скрытые же угрозы видели королеве во всех лицах за этим столом – и вне этого стола, среди слуг, рыцарей, придворных дам, даже в самых стенах замка, изрытых тайными переходами. Маргери Тирелл вызывала у нее множество опасений, но ни одному из них она не могла получить хоть сколько-нибудь весомое подтверждение. Она вдруг пожалела, что не пригласила на сегодняшний обет своего мелкого братца. Возможно, хитростью они и могли поспорить друг с другом, но Тирион был умнее Серсеи, пусть признание это, даже самой себе, заставляло ее зубы ныть, как если бы она внезапно напилась ледяной воды. Тирион, вероятно, смог бы вытянуть из девицы Тирелл больше, чем могла Серсея этой светской беседой. Но Тириона здесь нет.

- Я слышала о Вашем старшем брате много лестного, - сказала Серсея, делая глоток вина. Блюда приносили и уносили, супы и запеченная дичь причудливо сочетались на столе со сладостями. Королева кивнула слуге, поднесшим ей сладкие пирожки с орехами и ягодами. – Говорят, он разводит лучших в стране лошадей, и виртуозно играет в кайвассу. Мой брат Тирион как то сказал, что настоящий игрок в кайвассу сродни великому полководцу. Надеюсь, милорд Уиллас не откажется как-нибудь уделить ему время? Думается, при дворе брат мой скучает, и мне больно это видеть.

Видеть Тириона вообще было больно, особенно видеть часто, так что пусть играет в кайвассу где-то подальше от ее глаз. Серсея улыбнулась Маргери и кивнула ей на блюдо с десертом. Мол, угощайтесь, леди, подсластите для себя разговор, который Вас так явно тяготит. Ей было не слишком понятно, почему сестра вспоминает об увечье брата, но, возможно, она и правда была благодарна, что Уилласу не пришлось подниматься по высоким лестницам с его больной ногой. Или же это была простая вежливость. Королева бросила на Маргери короткий изучающий взгляд и мысленно кивнула сама себе. Вежливость. Пожалуй, что так. Так много лжи, сколько сказано для сохранения вежливости, не говорили ни из-за чего другого.

- Не благодарите меня, леди Тирелл, разве можно было поступить иначе? Вы все наши гости, и если есть что-то, что мы можем для Вас сделать, то мы обязательно сделаем это. Передайте Вашему брату мое почтение. Я была бы счастлива познакомиться с ним лично.

«О чем я буду с ним говорить? – подумала Серсея. – О лошадях и собаках? О кайвассе? Или о планах не слишком любимых Робертом Тиреллов, подобраться ближе к Железному трону?». О последнем она поговорила бы охотно, но ведь все равно все сведется к лошадям и собакам.

- А еще один Ваш брат? – словно бы вдруг вспомнила королева. – Сир Лорас. Он планирует принять участие в турнире, правда же? На прошлом он выбил из седла моего брата Джейме, - было это на именины Джоффри, и зла Серсея была невероятно. Не сколько на сира Цветочка, конечно, сколько на своего брата, который не мог выбрать другой турнир, чтобы проиграть. Королева улыбнулась. – Все с нетерпением ждут от него новых побед.

+2

11

Маргери улыбнулась, когда Серсея принялась расточать комплименты старшему сыну и наследнику лорда Хайгардена. Слушать такое было приятно, даже осознавая, что эти слова являются сухой формальностью необходимости вести светскую беседу и нахваливать собеседника и причастных к нему лиц, когда визави уже сказать нечего. Но главным было то, что розочка-то в отличие от Её Величества точно знала, сколько правды в сказанном, и это грело душу ещё больше. Даже с учетом того, что успех Уилласа в кайвассе, не самой популярной в Просторе игре, обеспечен именно нежеланием лордов перенимать что-то дорнийское, пусть сами дети пустынь заимствовали это у кого-то ещё. Зато лошадей старший братец держит отменных, как, впрочем, соколов и собак, быть может, позже будет возможность похвастаться ещё и этим.
Улыбка девушки стала ещё шире.
- Я непременно передам моему дорогому брату, что Вы желаете познакомиться с ним лично, а также считаете, что его общество скрасит пребывание милорда Тириона в столице, - только вот слава будущего лорда Утеса Кастерли шагала впереди него семимильными шагами, на которые неспособен её хозяин. И поговаривали, что прозвище «Бес» младший сын Хранителя Запада получил совсем неспроста, что это очень верно характеризует порочного отпрыска великого Тайвина Ланнистера, который скрипя сердце терпит выходки своей младшей кровинушки, озолотившей всех шлюх, успевших расположиться вдоль королевского тракта от самой столицы до Черного Замка, куда эксцентричный карлик направился, не пожелав сопровождать короля и его блистательное семейство. Говорят и то, что Тириону не отказать в уме и хитрости, но это такие скучные и непримечательные качества, легко затмеваемые пьянством и развратом, так что упоминаются вскользь и между делом, если вообще об этом кто-то вспоминает. Кому как не королеве знать своего брата, и сейчас это была либо завуалированная насмешка, либо добрые слова в адрес самого младшего брата. В любом случае, Маргери не нравилась перспектива общения будущего лорда Хайгардена с тем, кто ведет разгульный образ жизни – хватит того, что он с необъяснимой регулярностью получает воронов из Солнечного Копья. - Уиллас, определенно, испытает безграничную радость и будет ждать от Вашего Величества приглашения на аудиенцию или возможности встретиться на грядущих празднествах.
Тирелл, осторожно придерживая двумя пальцами по краям пирожное, подцепленное ложкой с большого блюда, перенесла его к себе в тарелку, чтобы аккуратно отделить кусочек и попробовать сладость. Королева не обманула, сладость была настолько приятна, что искренности в улыбке девичьей прибавилось, чем, наверное, ужасно раздражала. Маргери саму утомляли вечно восторженные девицы, которые только и могли щебетать о всякой ерунде, но роза, меж тем, не чуралась примерять маску такой же впечатлительной и вечно веселой, всегда улыбающейся леди, не обремененной излишками интеллекта, но имеющей багаж из воздушных замков и мечтаний о красивом рыцаре. Что-что, а хлопать ресницами и улыбаться Тирелл умела.
- Да, он с нетерпением ждет турнира и усердно тренируется, - стоит ли говорить, что о Рыцаре Цветов слушать лестные замечания было вдвойне приятно, и хоть среди членов семьи не принято выделять кого-то, однако именно к Лорасу Маргери испытывала наибольшую привязанность, о нем на турнирах переживала больше всего, хотя и понимала, что у брата есть неоспоримое преимущество перед многими здоровяками, коих выставляли против него. Мейс Тирелл мог радоваться, он-таки получил второго Лео Длинный Шип.
- Хотя, буду с Вами откровенна, Ваше Величество, я не всегда рада, что он выступает на турнирах, - убрав с лица улыбку, розочка сделала многозначительную паузу, призванную подчеркнуть сходство дочери лорда Хайгардена и королевы. Если Серсея проявила сестринские чувства к Тириону, о досуге которого на людях переживает, то разве может она игнорировать второго своего брата, который, к тому же, приходился ей близнецом.
– Сердце мое неспокойно каждый раз, когда братья выходят на турнирное поле, ведь всякое может случиться, - к тому же прецедент подобный был даже у Тиреллов, и золотые розы на своем примере ощутили, как переменчива может быть удача. Следующие слова были сказаны с большим почтением, как будто Маргери искала у королевы совета. Впрочем, опыт у Серсеи действительно был, она отправляла своего брата не только на турниры, но даже на войну, где нет затупленных мечей и одного противника за раз. – Поделитесь со мной своей мудростью, можно ли побороть такой страх? Я даже не представляю, что со мной будет, если Семеро допустят войну. Это в сто крат хуже, особенно тогда, когда твой брат жаждет быть в гуще событий. 

Отредактировано Margaery Tyrell (2019-07-21 20:06:00)

+3

12

Аудиенция с Уилласом Тиреллом в планы Серсеи не входила. До этого момента. Возможно, подумала она, и правда стоит с ним побеседовать. Просто так. Поглядеть. О Тиреллах королева знала прискорбно мало – особенно учитывая все эти новые обстоятельства. Или отправить к нему Тириона? Но он же не расскажет ей ничего полезного, ее вредный мелкий братец. Не расскажет, если узнает, просто ей назло. Серсея не удивилась бы, присоединись Тирион к предполагаемым планам Тиреллов просто из нелюбви к ней. Нет, нужно все сделать самой.

- Мы, несомненно, увидимся, - вежливо улыбнулась королева. – Скажу Вам по секрету, леди Тирелл, - она символически подалась вперед и понизила голос, словно бы доверяя девушке тайну, - у меня нет недостатков в собеседниках, но большинство из них совершенно невыносимы. Поэтому провести время в обществе Вашего брата, который, несомненно, столь же приятный собеседник, как Вы, будет для меня большой радостью.

Девица Тирелл выглядела совершенной дурочкой. Совершенной настолько, что искусственность этого совершенства заподозрил бы кто угодно, не то что Серсея, имеющая дело с дурочками разных мастей непрерывно вот уже четырнадцать лет. Оставалось только понять, почему Маргери так отчаянно притворяется – просто так, по привычке, или имея какую-то цель. Узнать это можно было лишь пробив доспехи из вежливости и улыбок, но длинного копья Серсея не припасла. Или просто не углядела пока нужной ей бреши.

Потом Маргери заговорила о своем брате – и о Джейме. Серсея взглянула на девицу по-новому. В самом деле? Это в ее доспехах леди Тирелл ищет брешь? Правда? Королева оставила в стороне искреннее хлопанье ресницами. Возможно, оно и правда было столь искренним, как девочка демонстрировала. Однако, едва ли ей и правда требовался совет. Серсея благосклонно улыбнулась. Эта благосклонная улыбка получалась у нее вне зависимости от того, как она чувствовала себя на самом деле – всегда.

- Джейме начал сражаться и побеждать на турнирах, когда был еще очень юн, еще моложе Вашего брата. Конечно же, я боялась, - Серсея покачала головой, словно бы скрывая неловкость. – Я боялась и потом, когда он начал принимать участие в настоящих битвах. Со временем я научилась верить в то, что брат мой достаточно умелый воин, чтобы выйти победителем из любой схватки, но… Вы правы, - королева протянула руку и коротко крепко пожала ладонь Маргери. – Нет ничего страшнее войны. Каждый день я молюсь о том, чтобы она минула нас. Вы должно быть не помните… Когда Бейлон Грейджой поднял восстание, случилось много зла. Ланниспорт был захвачен, флот моего отца сожжен. Надеюсь, Вам никогда не доведется узнать того чувства, что охватывает тебя, когда армия дикарей бесчинствует в доме твоего детства, - на мгновение Серсея сжала руку леди Маргери чуть крепче, но потом отпустила. Выпрямилась. – Простите меня, леди Тирелл. Я совсем не хотела Вас пугать. Давайте поднимем тост за что-нибудь веселое. Например, за будущий турнир! Нас ждет празднество, и брат Ваш, наверняка покажет себя прекрасным рыцарем.

+2

13

Беседа стала чуть интереснее, азартный огонек блеснул в девичьих глазах. Маргери подавила усмешку, потому что теперь их беседа с Её Величеством походила на маленький турнир, в коем благородные дамы выясняли, у кого меч длинней, или если угодно убрать метафоры, то попросту чей брат лучше. Стоило признать, что сиру Джейме было чем похвастаться по части побед и мастерства, ведь не зря его сделали королевским гвардейцем в столь юном возрасте, а уж битву с разбойниками и обсуждать ни к чему, и без того всё понятно. Но Маргери была рада, что Лорасу ещё не довелось бывать на поле битвы, и была бы счастлива, если его и вовсе минует эта участь, к коей младший из сыновей лорда Хайгардена, напротив, очень даже стремился, однако девушка не сомневалась в том, что он проявит себя лучшим образом, доказав, что стоит большего, чем участие в турнирах. И всё же Рыцаря Цветов нельзя считать проигравшим, ведь он так молод и талантлив, у него была вся жизнь впереди, никто в его семье не сомневался, что Лорас исполнит мечту и станет королевским гвардейцем с незапятнанной репутацией, что в наше время такая редкость. Джейме Ланнистер может быть в чем-то лучше брата Маргери сейчас, но шанс стать вторым Барристаном Селми он уже очень давно упустил. История рассудит, кто лучше из этих выходцев Великих домов, а пока розочка может заключить про себя, что любой из её оставшихся братьев легко обойдут милорда Тириона в бою за звание лучшего.
Но когда Её Величество взяла свою гостью за руку, девушка несколько напряглась не самой плавной смене тона беседы, которому, в общем-то, сама же и потворствовала, когда начала говорить серьезно на вполне серьезную тему волнения за братьев, что любят натянуть на себя доспехи и выйти во двор махать то копьем, то мечом, то вовсе одним щитом. Королева не перешла в дальнейшую постыдную похвальбу отдельных членов золотоволосого семейства, но вспомнила событие для Маргери далекое и отчасти неизвестное, ведь о восстании Грейджоев девушка знала уже как об отдельной кровавой странице в истории Семи Королевств и в качестве нравоучения о том, что прежде чем принимать решение, надо взвесить все аргументы и обстоятельства. Бабуля в отличие от мейстера, когда лорд Пакстер рассказывал о своем участии в подавлении восстания, однажды высказалась об этом в свойственной ей манере, сказав, что у Бейлона Грейджоя в голове только шум моря, как в ракушке, а на голову ему чайки слишком часто испражнялись, что он ничего не видит и не слышит, поэтому подзабыл, что война закончилась и силенок у него с новым королем тягаться маловато. Суждениям Королевы Шипов Маргери верила больше, а посему приняла к сведению, радуясь, что пираты, коими пугают порой детишек, теперь никого точно к себе не заберут. Годы прошли, страх кракенов не появлялся, а вера в то, что Хайгарден навсегда останется тихой гаванью, отчасти наивная и, быть может, даже глупая, не покидала барышню. И ей было сложно представить себя на месте Серсеи, да и откровенно говоря, не хотелось. Пожалуй, Её Величество было за что не любить, но отрицать то, что жизнь её не была наполнена одним лишь медом, было невозможно. Розе было даже жаль золотую львицу, коей лорд Ренли готовил ловушку. Но не предупреждать же об этом королеву?
Тирелл не стала противиться тому, что вновь заговорили о турнире и решили поднять очередной тост. После небольшой паузы, она улыбнулась королеве, как бы подхватывая предложение той, потянулась к кубку с вином, чтобы поднять его и вторить словам прочих. И вновь сделала маленький глоток больше для виду, после чего отставила кубок в сторону.
- А принц Джоффри не принимает участие в турнирах? – Роза решила, что разговор о родной кровинушке должен быть Её Величеству по вкусу. Какая мать не любит поговорить о своих детях, особенно скромно уличить в том, что они самые лучшие на свете. – Наверное, стоит больших усилий удержать его от этого, ведь Его Величество в молодости, как говорят, очень любил сражаться, а наш будущий король уже проявил себя, победив лютоволка. В роду Баратеонов так много славных воинов, что никто не удивится ещё двум, - Маргери вновь улыбнулась, подчеркивая, что никто не сомневается в том, что Джоффри и Томмена ждет блестящее будущее на поприще воинском. Хотя, по слухам, их совсем не торопились отдавать в руки мастера над оружием и в оруженосцы.

+1

14

«Броня и бреши» - напомнила себе королева, и ей вновь стало почти смешно. «Почти» - потому что леди Маргери упорно пыталась пройти по самым слабым точкам Ее Величества, коих у Ее Величества, как всем известно, великое множество. И Серсея, даже понимая, что именно делает маленькая роза Хайгардена, которую некоторые прочили на ее место, все равно не могла оставаться равнодушной к этим маленьким острым выпадам.

- Думаю, нам всем стоит учиться не только на своих, но и на чужих ошибках, - сказала королева, отставив в сторону кубок. – Турниры в столь юном возрасте… мы с Вами обе знаем, к чему это может привести. Джоффри предстоит сесть на железный трон, и мне бы хотелось избежать всяческих несчастных случаев. Полагаю, оглядываясь назад, Ваш лорд-отец согласится со мной. Или Ваш старший брат.

История про турнир и юного Уилласа давно поросла травой, но вряд ли для него самого. Можно сколько угодно убеждать себя и окружающих, что раздробленное колено не мешает наследнику Хайгардена наслаждаться жизнью, но едва ли так оно и есть на самом деле. По крайней мере, своим детям Серсея подобной судьбы не желала.

Обед шел своим чередом. Серсея улыбалась, отвечая своим гостям за высоким столом – и тем, кто изредка поднимался со своего места, чтобы подойти ближе к королеве. Ей редко задавали вопросы – чаще говорили что-то об ее красоте и о прекрасном обеде, хвалили поворов – и зачем говорить это ей, скажите на милость? – и желали всяческих благ. Леди Маргери мало ела, мало пила, и вообще вела себя так, словно ее могли здесь отравить. Идея была неплохая сама по себе, но поведение девочки заставило Серсею насторожиться. Тот, кто столь явственно ощущает себя в чудом доме в окружении врагов, наверняка держит за пазухой неприятный секрет. Королева знала, что сегодня же отдаст приказ следить за дочерью лорда Тирелла. Просто так. На всякий случай.

- Мне бы хотелось, чтобы Вы чувствовали себя, как дома, леди Тирелл, - сказала королева в конце обеда и улыбнулась юной леди. – Обязательно навестите нас еще, пока будете в столице. Вы мне обещали.

+2


Вы здесь » Game of Thrones. Win or Die » Свершившиеся события » Non est fumus absque igne [Королевская Гавань.Красный замок.16.09.298]